ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ВАМ ПОЛЕЗНО:


ДОМОЙ   
5-12-2012,

Folkin` Hell | Фолк Рок - подробно

Автор : YULYS
Оцените пост!

Голосов :(1)



А знаете ли вы, что народная музыка — это не только 'два притопа, три прихлопа'? В 70-е она прокралась в репертуар даже самых тяжелых рок-групп. Classic Rock знакомит вас с командами, которые смогли раздвинуть границы жанра


Folkin` Hell | Фолк Рок - подробно


Скажем откровенно, фольклорные заслуги Led Zeppelin никогда не будут ставиться на первое место в оценке творчества этих монстров хэви-метала. кем бы она ни делалась, однако призрачное присутствие вокалистки Fairport Convention Сэнди Денни в The Battle Of Evermore из Led Zeppelin IV, где она эхом отзывается на вокал Роберта Планта, возможно, является самым красноречивым примером воздействия, которое фолк оказал на рок-музыку Британии семидесятых.
Вообще-то, под прикрытием металлического пафоса, Zeppelin заигрывали с фольклором еще в самые ранние дни, Джимми Пейдж признавал влияние фолкстера 60-х Берта Янша — стоит всего лишь сравнить инструменталку Black Mountain Side из Led Zeppelin I c Black Water Side Янша. чтобы понять, что он имеет в виду. A Gallows Pole из Led Zeppelin III — это рок-н-ролльная версии народной песни. Короче, самый настоящий фолк-рок.
И Led Zeppelin были не единственными знаменитостями, баловавшимися фолк-роком. Когда Traffic возобновили работу после приключения Стиви Уинвуда с Blind Faith, они записали версию народной баллады John Barleycorn, а получившийся альбом был назван John Barleycorn Must Die.
В конце 60-х фолк был плодородным пастбищем для рвущихся к славе рок-музыкантов: здесь паслась кучка молодых бунтарей —главными среди них были Марти Карти, Берт Янш, Джон Редбурн и Дэйви Грэм. Они дали этой сцене новую жизнь, привнеся в традиционные народные песни свои собственные характерные гитарные стили и придан им индивидуальные оттенки.
В конечном итоге это возрождение привело к буйному расцвету фолк-сцены по всей стране, что было заметно даже в Лондоне, где клубы вроде Troubadour и Cousins стали модными заведениями. Солидная репутация британской фолк-сцены докочевала даже до Америки и послужила приманкой для набирающих обороты штатовских фолк-певцов типа Боба Дилана и Пола Саймона, которые отправились в Британию, дабы удостовериться во всем лично.
А потом вышло так, что Боб Дилан присвоил себе аранжировку Марти Карти Lord Franklin для своего Bob Dylan's Dream, а Пат Саймон стянул у него же аранжировку Scarborough Fair (за что Карти простил его только недавно, да и то лишь формально). Саймон также познал инновационный гитарный строй Дойви Грэма, в котором содержался больше, чем намек на Восток — как раз его-то и подхватил Берт Янш в Black Wafer Side. А потом Джимми Пейдж... короче говоря, вы и сами понимаете. Первым молодым фолк-певцом, вышедшим из укрытия и вошедшим в чарты, стал Донован, в начале 1965 неоднократно появлявшийся в сенсационной программе ITV Ready Steady Go — a y него даже не было контракта с рекорд-лейблом! Вообще-то, он даже не был в авангарде фолк-певцов, а его демо были скорее попсой, нежели фолком. Это объясняет, почему его первый сингл, Catch The Wind (невнятно 'усиленный' струнной секцией Лондонского Филармонического оркестра), больше пришелся ко двору в поп-чартах, дойдя там до №4, чем в фолк-клубах, где прихипованный молодняк поглядывал на него свысока.

Если Донован пуристов всего лишь насторожил, то вскоре появилось еще более зловещее явление, о котором они могли недовольно бурчать из-под своих бород. Две ярчайшие звезды фольклорного возрождения — Берт Янш и Джон Редберн — объединились с чистоголосой Жаки Макши, контрабасистом Дэн и и Томпсоном и барабанщиком Терри Коксом в акустической супергруппе Penlangle.
Янш и Редберн уже и раньше играли вместе на альбоме Bert And John, где их изысканная и фа служила легким, ласкающим слух обрамлением для парящего вокала Макши. Яркие, приджазованные ритмы Томпсона и Кокса были тем толчком, который приближал Pentangle к мейнстриму. Они наняли рокерского продюсера — Шела Талми, работавшего над первыми синглами The Who и The Kinks — и начали смешивать народные песни вроде Let No Man Steal Your Thyme с джазовыми стандартами типа Goodbye Pork Pie Hat Чарли Мингуса, а также баловали себя инструментальными джемами. За спиной у Penlangle из клубов вырывалось целое стадо бардов с новыми альбомами —все это благодаря множащемуся числу рекорд-компаний, жадно искавших новые таланты, которые можно было 'открыть' и подзаработать на волне музыкального прилива, обрушившейся на конец 60-х.

Folkin` Hell | Фолк Рок - подробно


Среди них был родившийся в Глазго и выросший в Борнмуте Эл Стюарт, которому удалось пережить рано полученную психическую травму от игры в группе, где фронтменом был Тони Блэкберн (вскоре ставший ди-джеем). Он отправился в тур по фолк-клубам с Полом Саймоном, но это длилось до того, как Саймону позвонили из Америки сказать, что его и Арта Гранфанкела запись Sound Of Silence стала большим хитом. После этого он уехал домой с почти неприличной быстротой. Карьера Стюарта имела не столь скоростной старт — его первый сингл The Elf 1966 провалился даже несмотря на участие в нем Джимми Пейджа (опять он!). Однако уже в следующем году он нашел свое место с альбомом Bedsitter Images.

Потом был Ральф Мактелл, чей стиль был пронизан интонациями рэгтайма. Он почти никогда не стеснялся сферы политики, однако его яркий талант мелодиста задвигал на второй план все его бунтарские полутона.
Следующим стал Майкл Чэпмен, появившийся в 1969 буквально из ниоткуда (на самом же деле, с клубной сцены Йоркшира) со своими меланхоличными песнями из альбома Rainmaker. Когда Дэвид Боуи услышал его Fully Qualified Survivor, он был до того впечатлен, что сманил гитариста Ника Ронсона к себе в Spiders From Mars.
А еще был такой бродяга Джон Мартин, чей фолк с интонациями джаза и блюза в London Conversation 1968 представлял собой интересную урбанистическую смесь. На втором альбоме, The Tumbler, он пригладил перья, пригласив джазового флейтиста и саксофониста Харольда Макнэйра. После женитьбы на фолковой певице Беверли Кутнер показалось, что скоро он остепенится и станет одним из мейнстримовых авторов-песенников. В 1970 они вместе записали Stormbringer в Вудстоке с американскими музыкантами, среди которых был и Левон Хелм из The Band. Но так не могло продолжаться долго...

Шотландию представляли Incredible String Band с участием Майка Херрона и Робина Уильямсона. который легко объединял индийские и африканские влияния с извилистым кельтским фолком. Также оттуда появился уличный скиффл-певец Рой Харпер.Он по глупости подался в военно-воздушные силы, где у него случился нервный срыв- Это придало его текстам такую глубину, уменьшыть которую не смогла даже короткая отсидка в тюрьме.
До сих пор, движение было чисто односторонним — фольклорные музыканты стремились расширить поле деятельности,стремились на рок-сцену. Была нужна рок-группа, которая бы вплотную занялась традиционным фолком; кто-то, кто принес бы рок в фолк, а не наоборот — фолк в рок. Такой группой стали Fairport Convention.
Fairport Convention собрались в начале 1967 в Масвелл Хилл — как раз на той же дороге, где выросли Рэй и Дейв Дэвисы из The Kinks, только дальше. Эшли Хатчинс, Ричард Томпсон и Саймон Николь были одаренными мальчишками из населенной средним классом пригорода Северного Лондона, и они интересовались американским фолком и, в особенности, развивающейся сценой Западного побережья.
С вокалисткой Джуди Дайбл и барабанщиком Мартином Лэмблом они играли по множащимся андерграундным клубам Лондона, включая легендарный UFO Club, где их нарекли 'британским Jefferson Airplane*. Они также попали в поле зрения молодого и амбициозного продюсера из Америки Джо Бонда, который работал над первыми двумя синглами Pink Floyd. Рекрутировав Яна Мэтьюса с целью усиления вокала, летом 1968 году они выпустили свой одноименный дебют. Много шума он не наделал, хотя их эклектический выбор материала, включавшего Chelsea Morning авторства тогда неизвестной Джони Митчелл, заставили подняться от удивления несколько пар бровей.
Еще до его выхода, Джуди Дайбл заменили на Сэнди Денни, которая уже успела сделать себе имя в фолк-кругах и недолго была в The Strawbs. Сэнди дала группе совершенно новую динамику, и второй альбом. What We Did On Our Holidays, произвел настоящий всплеск в 1969 году. Компанию песням Дилана и Джони Митчелл составили английские народные песни, такие как She Moves Through The Fair.
В этот момент Мэтьюс решил, что для него нет места в Convention, и ушел. Годом позже он всплыл с Matthews Southern Comfort, но. не успел он выпустить хит №1. кавер-версию Woodntock, как ушел и оттуда с тем, чтобы начать сольную карьеру. Переехав в Калифорнию в середине 70-х, он таки нашел для себя удобную нишу.
Тем временем, Fairport Convention добрались до своего очередного альбома, Unhalf bricking. На этот раз в четырех треках они добавили лукавую скрипку Дэйва Суорбрика. Они сыграли три неизданные песни Дилана, а их хитроумная франкоязычная версия If You Gotta Go (она же Si Тu Dois Partir) помогла им попасть в Тор Of The Pops и приблизиться на расстояние вытянутой руки к Тор 20. Но по-настоящему выдающимися песнями стали грустная Who Knows Where The Time Goes от Сэнди Денни и интуитивная версия традиционной A Sailor's Life. Все признаки были налицо: фолк-рок представлял собой самое многообещающее для группы направление.

Увы, но двинучъся в этом направлении им помогла трагедия. Когда в мае 1970 года они возвращались в концерта, их фургончик на полном ходу слетел с шоссе М1 — барабанщик Мартин Лэмбл погиб, но на остальных не было даже царапины. Перегруппировавшись пару месяцев спустя, они приняли Дэйва Суорбрика на постоянной основе. Устремив свои взоры на Cecil Sharp House — штаб-квартиру Английского Общества Фольклорной Песни и Танца — они хорошо прицелились и выстрелили.
Liege And Lief стал для фолка определяющим моментом — Fairport Convention вложили весь свой талант в полдюжины песен из недр фольклорного каталога. Грандиозные старинные баллады типа Таm Lin и Matty Groves заводились под драйвовые риффы Ричарда Томпсона, которые, в свою очередь мутировали в яростные джиги и хороводные плясовые, украшенные четкой, иступленной скрипкой Суорбрика, а над всем этим главенствовал голос Сэнди Денни.
Но от напряжения, породившего Liege And Lief, пошли трещинки, и, чисто в стиле Fairport, к моменту выпуска альбома под конец 1969 (что в сумме давало три великих альбома за один год — сегодня в такое не верится) и Сэнди Денни, и Эшли Хатчинс ушли из группы. Сэнди считала, что фолк-роковое направление группы не оставит в будущем достаточно жизненного пространства ее собственным песням. Эшли же — с точностью до наоборот — полагал, что песни Сэнди, не говоря уже о песнях Ричарда Томпсона, будут мешать ему проводить в жизнь его пылкие представления о фолк-роке. В результате Liege And Lief перешел в разряд наследия еще до того, как у него появилась возможность показать себя.
Сэнди вместе со своим бойфрендом Тревором Лукасом (который уже попробовал себя в фолк-роке с Eduction ) организовала команду под названием Fotheringay, но проблема была в том, что силами рок-критиков и всяческих читательских опросов ее возвысили до статуса героини. Эту роль она решительно не хотела играть. Весь имевшийся у группы потенциал — надо сказать, немалый — был раздавлен необходимостью оправдать первым альбомом ожидания публики. После единственного одноименного альбома с Fotheringay Сэнди вняла намеку и начала соло-карьеру с The North Sea Grass Man в 1971 и Like An Old Fashioned Waltz в 1973, но, хотя песни у нее еще были, нужная атмосфера подчас отсутствовала. Ее появление в гостях у Led Zeppelin на The Battle Of Evermore лишь подчеркнуло, что ее талант зависит от окружения.
Folkin` Hell | Фолк Рок - подробно


Тем временем Эшли Хатчингс отправился на поиски своей фолк-роковой нирваны. Он было решил, что достиг ее, когда организовал Steeleye Span с Мэдди Прайор и Тимом Хартом. Однако после трех альбомов в его видении стало больше фолка и меньше рока, и он ушел создавать Albion Country Band, где безбашенные кельтские влияния и пение на бис Have On Бадди Холи а-капелла были под запретом.
Но оставшиеся в Steeleye Span были намерены и дальше приумножать число поклонников, обретенных на рок-сцене. На Below The Salt и Parcel Of Rogues появился более жесткий саунд. Они также заимели причудливый рождественский хит, когда переключили свои таланты в области а-капелла с Бадди Холли на средневековый хорал на латыни Gaudete.
В это же время Иэн Андерсон из Jethro Tull стал продюсером их альбома Now We Are Six, где в кавере на поп-шедевр Teddy Bears То Know Him Is To Love Hint на саксофоне играл Дэвид Боум. Не теряя нюха на различные "фишки", они пригласили Питера Селлерса, чтобы тот сыграл на укелеле в New York Girls с их следующего альбома.Но их самым смелым шагом стало приглашение Майка Бэтта в продюсеры для альбома Аll Around My Hat. Для многих рок-критиков это оказалось слишком: если фолк-рок они восприняли с энтузиазмом, то концепция фолк-попа встала у них поперек горла. Хотя со своими рвотными позывами они опоздали. All Around My Hat стал как коммерческой, так, вероятно, и творческой вершиной Steeleye Span,a в конце 1975 заглавный трек стал хитом. Увы, но при создании следующего Rocket Cottage исчезла та креативная искра, которая завела их так далеко. К тому же то было не время для колебаний. Дух панка уже витал в воздухе и Steeleye Span были близки к тому, чтобы обнаружить себя совсем не на той стороне баррикад. Проявив благоразумие, они сменили фокус, и фолк-аудитория с радостью приняла их назад.
А что же с Fuirport Convention? Вполне правильно решив, что Сэнди незаменима, они пошли дальше по пути Liege And Lief, к следующему альбому Full House. Пускай уход Сэнди сделал их несколько ущербными в отношении вокала, но вместо этого они дали карт-бланш перекличке между гитарой Ричарда Томпсона и скрипкой Дэйва Суорбрика.
Однако застой продолжался недолго. Теперь уже и Ричард Томпсон осознал, что его песни загнаны в рамки фолк-рокового формата группы. Он стал сольным исполнителем и, утопив вокал в общем миксе, можно сказать, "запорол" свой первый альбом своеобразно названный Henry The Human Fly. Но после того, как он объединился с женой в Richard & Linda Thompson, все встало на свои места.
Посредством трех превосходных альбомов с 1974 по 1975 — I Want To See The Bright Lights Tonight. Hokey Pokey и Pour Dotcn Like Silver — страсть Ричарда к британскому фольклору и американскому кантри придала фолк-рок-движению абсолютно новое направление. Голос Линды служил идеальным противовесом все еще пребывающему в стадии развития вокальному стилю Ричарда и его подтянутому стилю игры на гитаре, который был развит сверх всякой меры. Его тщательно проработанные песни и вправду звенели серебром, но за красивой окантовкой виднелась мрачная туча, так как пел он о явлениях негативных: о пустых взаимоотношениях, одиночестве и смерти.
К появлению третьего альбома Ричард и Линда увлеклись суфизмом, который захватил их на три следующих года. Когда же они вернулись с Pint Light и Sunnyvista, все было уже немного не так. Едва заметное напряжение на самом деле прикрывало все усиливающийся раскол, и к 1980 Ричард уже занялся сольной карьерой. Не пренебрегайте возможностью послушать альбом Ричарда Томпсона.
Fairport Convention бились дальше, однако постоянные изменения в составе затупили их лезвие. Воссоединение с Денни в 1975 было предпринято больше в надежде на успех, нежели в ожидании оного, хотя это определенно не ее вина, что Rising For The Moon не повлек за собой возрождения интереса. Ее песни отвечали стандарту, но но правде это был скорее сольник Сэнди, чем альбом Fairport. Конечно же, официально все было не так, и даже известный рок-продюсер Глин Джоне не смог разрешить головоломку.
Сэнди опять уловила намек и опять подалась в соло, выпустив в 1977 умный и язвительный Rendezvous, но казалось, будто что-то беспокоит ее все больше и больше. Да, никто не мог предвидеть ее смерть в апреле 1978 года от кровоизлияния в мозг, вызванного падением. Это был трагичный конец столь многообещающей карьеры.
Хотя никакая другая группа не имела такого влияния на фолк-рок, как Fairport Convention, все же были и такие, которые оставили за собой след. Lindisfarne образовались вокруг авторского триумвирата жителей центра Англии Алана Хала, Рода Клементса и Рэя Джексона и на рок-фестивалях конца 60-х нашли зрителей, охочих до их остроумия и пронзительных гармоний — так оно было до появления журнала Viz. Их дебютный альбом Nicely Out Of Тynе идеально передавал вкус веселья (за исключением грустной Lady Eleanor), которое как будто бы взялось прямиком с альбома Crosby Stills & Nash.
Возможно, это объясняет, как им удалось привлечь продюсера Боба Джонстона из Нашвилла (Боб Дилан, Simon & Granfunkel) для следующего альбома, Fog On The Tyne. Это был гениальный ход, позволивший группе сгладить острые края, не теряя при этом своей популистской направленности. Вначале 1972 альбом взлетел к верхушкам хит-парадов и проторчал в чартах больше года, чему способствовали такие хиты, как Meet Me On The Comer и переизданная Lady Eleanor плюс непрерывные гастроли (часто с разогревом в виде Genesis).
Жалко, но к третьему альбому Dingly Dell их песенный колодец высох, а тщетные попытки завоевать Америку лишь разделили группу на два лагеря. Чем меньше будет сказано об их попытке воскрешения Fog On The Туne с Полом Гаскойном, тем лучше.
TheStrawbs, дружки Сэнди Денни времен Fairport Convention, неплохо начали в 1968 с одноименным дебютом, совратив аудитории и фолка, и рока своими песнями наподобие Oh How She Changed- Но когда его преемник Dragonfly не принес дивидендов, отец-основатель Дэйв Казенс начал перестройку: привлек Рика Уэйкмана и спровоцировал появление альбома-помеси фолк-рока с прогон. Just A Collection Of Antiquities And Curios, который испытал на прочность веру не одного поклонника фолк-рока. Казалось, будто принятый критиками Grave New World и более успешный Bursting At The Seams, давший хит-сингл Part Of The Union, поставили их на ноги. Однако Дэйв Казенс оказался не в состоянии придерживаться какого-то одного состава, и группа сбилась с верного курса.
В 70-е кельтские фолк-группы ответили на нашествие фолк-рока более изощренными идеями и аранжировками, но, по правде говоря, они часто пыли неспособны завести вас. Способны на это были Horslipd из Дублина, сделавшие ирландские легенды источником материала и объявившие себя "традиционной ирландской рок-группой".
Но если вы ищите величайшую 'потерянную', группу фолк-рока, то вам нужны Mr Fox, чей фольклорно-готический эксперимент опережал свое время, по крайней мере, на десяток лет. Житель Йоркшира Боб Пэгг и его жена Кэрол сочиняли мрачные оды своему краю, сопровождая их пугающими, иногда зловещими аранжировками, включавшими скрипку, виолончель и деревянные духовые. Два их альбома начала 70-х — Mr Fox и The Gypsy — навели шороху в фолк-кругах. Когда второй альбом на смог повторить успех первого, Кэрол решила сблизиться с темной стороной своей натуры и записала альбом при помощи Грэма Бонда и кое-какой 'магии'. Если вам нравится ночь, то вам понравятся и Mr Fox.
Среди прочих 'крайностей', которые могут вас порадовать — Amazing Blondel, чей фолк-рок а-ля 'Unplugged' имел призвуки Ренессанса и на чьих альбомах гостили люди вроде Стива Уинвуда, Мика Ральфса и почти всех Free; Magna Carta и их упражнения в прогрессивном фолке на Songs From Wasties Orchard с участием Дэйви Джонстона, направляющегося в группу Элтона Джона; JSD Band из Шотландии, предвосхитившие кельтский рок начала 70-х.
Не будем забывать невероятно талантливых и невероятно капризных шотландцев Stealers Wheel, где играл Гэрри Рафферти — они могли бы стать британским ответом Crosby Stills & Nash, если бы не были так заняты распадами до и после каждого из трех своих альбомов, а также во время работы над ними. Stuck In the Middle With You, ставшая хитом по обе стороны Атлантики за десятки лет до того, как отдельные личности начали отрезать себе уши под нее, была лишь верхушкой их айсберга. Когда же в 1978 Рэфферти вернулся со своим приторным City To City, он уже стал полноценным cреднеатлантическим бардом. И если Baker Street — не один из ярчайших примеров этого жанра, то тогда что же это?
Барды — это непреходящее наследие фолк-рока. И дела многих исполнителей из 60-х до сих нор неплохи — Марти, Карта, Берт Янш. Ральф Мактелл и Эл Стюарт. Даже Рой Харпер, который так и не перестает кусать каждую тянущуюся к нему руку, даже он до сих пор на плаву — на всю жизнь запомнишь, как он обзывает "задницами" 100 тысяч зрителей фестиваля. Единственным существом, укусившим его в ответ, стала овца — он тогда попал в больницу.
Похоже, напоминающая американские горки карьера Джона Мартина также не собирается заканчиваться. После мирного периода и двух альбомов вместе с женой Беверли в начале 70-х, он опять поднял ставку и стал записываться соло.
Он развивал свой стиль на Inside Out с участием Стива Уинвуда и Sundays Child с Полом Коссоффом. В 1977 грустная Couldn't Love You More и хитрая Big Muff (с Ли Перри) приблизили One World к алхимии Solid Air. Но коммерческий прорыв все никак не происходил. Хуже того, сам Мартин становился слишком 'мутным', а его брак был разрушен.
Когда он прошел через все это, его поджидал Фил Коллинз, готовый отвести в мир мейнстрима с его до боли откровенной работой Grace And Danger. Коллинз сделал все. что мог, и совершенно непонятно, как изысканная Sweet Little Mystery не стала хитом. Мартин продолжил с Glorious Fool и Well Kept Secret и продвинул таки свой альбом в Тор 30. С тех пор у него случались периоды застоя, но он не теряет своей способности удивлять: совсем недавно он сделал кавер Glory Box Portishead для альбома, названного The Church With One Bell, на выручку от которого он и намеревался приобрести указанную в названии церковь.
Заглавный трек альбома Мартина Solid Air отсылает нас к барду, поклонников которого сейчас гораздо больше, чем тогда, даже несмотря на то, что эта культовая личность мертва уже 27 лет. Это Ник Дрейк.
Легенда Ника Дрейка живет в трех альбомах, которые в культурологическом плане относятся к началу 70-х. Однако его обнажающие душу песни об отчужденности, одиночестве, судьбе и ненависти к себе не подвластны времени и пугают, когда знаешь, что он был до того болезненно застенчивым, что песни для него были едва ли не единственным средством общения.
Его открыл Эшли Хатчингс из Fairport Convention в Кембриджском Университете, где он учился. Хатчингс порекомендовал его продюсеру своей группы Джо Бойду. Первый альбом Дрейка Fife Leaves Left 1969 показал лирическую и мелодическую зрелость, не типичную для его возраста, а также замысловатую гитарную технику. Но в его голосе была та уязвимая наивность, которая вкупе с утонченными струнными аранжировками и вкраплениями гитары Ричарда Томпсона, заманивала слушателя все дальше и дальше.
Bryter Layter в следующем году был более легкой аферой с участием ритм-секции Fairport, играющей легкий свинг. Но на тот момент стеснительность Ника не позволила ему ни выйти на сцену, ни встретиться с журналистами, и Bryter Layter скончался от недостатка внимания.
Дрейк воспринял это близко к сердцу и погрузился в депрессию, из которой так и не выкарабкался. Его третий альбом, Pink Moon 1972. был коротким, резким, этаким сдавленным криком изнутри, только его болезненно хрупкий голос и гитара. Записанный за два дня альбом поразительно светлый — последний луч света среди сгущающихся над ним туч. Дрейк умер в 1974 году от передозировки транквилизаторов, случившейся, скорее всего, случайно. Он просто был слишком чувствителен для нашего мира.
В 80-е и 90-е подъем кельтского рока в лице Runrig и панк-фолка Oyster Band поддерживал пламя фолк-рока. И хотя Fairport Convention уже давно не оставляют после себя толпы зрителей с разинутыми ртами, они стабильно распродают билеты на свой ежегодный фестиваль в деревне Кропреди под Бэнбери. А их стиль, когда-то бывший радикальным и новаторским, теперь стал стандартом. Что, впрочем, есть нормальный ход вещей.





~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
ЖУРНАЛ Classic ROCK



Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комментировать
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Популярные Новости

Рейтинг@Mail.ru


Rambler's Top100