ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ВАМ ПОЛЕЗНО:


ДОМОЙ   
1-12-2011,

Mott The Hoople -"A Mighty Long Way Down Rock`N`Roll"

Автор : PHAN
Оцените пост!

Голосов :(0)



Mott The Hoople -"A Mighty Long Way Down Rock`N`Roll"
Mott The Hoople -"A Mighty Long Way Down Rock`N`Roll"


В 1973 году, когда путь от безвестности к славе был пройден не без помощи Дэвида Боуи, Mott The Hoople должны были показать, на что способны самостоятельно. Это вылилось в противостояния между участниками, нечеткость музыкального направления, изменения состава... и в один из классических альбомов десятилетия. Иэн Хантер и Мик Ральфе вспоминают последние дни Mott The Hoople...






НАСИЛИЕ. НАСИЛИЕ/ЭТО ЕДИНСТВЕННЫЙ СПОСОБ ЗАСТАВИТЬ тебя понять..." — в 70-е Mott The Hoople были рок-эквивалентом уличной банлы.Обладатели буйной аудитории и любители в мгновение ока менять программу своих выступлений, с 1969 по 1972 они пробили себе путь не в одно молодое сердце. "72 стал годом, когда Дэвид Боуи спас их от мусорной ямы, подкинув им будущий подростковый хит All The Young Dudes.
Когда Mott The Hoople начинали в '68. и Иэн Хантер. и Мик Ральфе были фронтменами — Иэн пел из-за клавиатуры, а Мик — с гитарой и руках. Но так как их прорывной сингл спел Иэн, лицом группы теперь все считали его.
Но хотя Хантер — рок-ветеран, начинавший музыкальную жизнь еще в начале 60-х басистом у Фредди Ли — имел амбиции, он-то знал, насколько близки они были к "возвращению на завод. Так получилось, что [басист] Пит Уотте пытался напроситься в группу к Боуи. а тому, как оказалось, нравились Mott The Hoople — вот с чего все началось".
С самого начала им не хватало руководящей руки за стеклом студим. ТЛИ как и до-боуивскую эпоху ОНИ полагались на штатного продюсера Island Records Гая Стивенса. Конечно, перед тем. как самим взять бразды правления, они рассматривали возможность привлечения Майка Линдера, студийного гуру Джона Леннона и Гэри Глиттера. а также экс-музыканта Move Роя Вуда.
Частица гения последнего и в самом деле чувствуется в первом сингле Honaloovhie Boogie, в которой состав группы расширился за счет виолончели и саксофона Энди Маккея. Hotialoochie... — это, очевидно, романтизированная история самого Хантера. где он продает "свои туфли со стальными носами" и вкладывает всю свою веру в рок-н-ролл. Это одна из тех песен, которые он вряд ли воскресит в своих шоу. но все же она демонстрирует его главенство и музыкальных взаимоотношениях. "Он писал все песни, а я должен Пыл придумывать все эти небольшие фишки". Таков был вердикт гитариста, недовольного, что "он стал писать схематично, как Боуи. и это было не в духе Mott". Любопытно, но легенда гласит, будто как раз к этой песне Зигги неофициально приложил руку, но что до лирических сантиментов, то они уж точно принадлежат Хантеру.
Открывающий трек All The Way From Memphis остается одним из лучших моментов Хантера. Брайан Мэй, который вместе с Queen выступал на разогреве у Моtt в Штатах, вспоминает живое исполнение выше обозначенной песни в самом Мемфисе как "великий момент и первой столице белого рока". Whizz Kid, приятная песня О любви с рокерским уклоном, также была американской зарисовкой. Почитайте гастрольный дневник Хантера. Diary Of A Hock Star, дабы понять, как влияли Штаты на его отношение к написанию песен и к жизни.
Баллады альбома — Hymn То The Dudes и Ballad Of Mott — написанные вместе с Верденом Алленом, были более старыми треками. Hymn... был отчасти тирадой против Боуи. строки которой — 'Ты не нацист/Ты просто пустышка* — показывали неприязнь Хантера к бросившему их глэметеру. Но Ballad Of Мои, имевшая подзаголовок March 261'', 1972. Zurich, рассказывала о том. как. до вмешательства того же Боуи. после трех лет вместе группа решила распасться. Таким образом, обе песни были двумя сторонами одной монеты.
А припева 'рок-н-ролл — игра для неудачников' Хантер придерживается и по сей день, подтверждая, что альбом Mott рассказывает о реальной стороне музыкальной славы. "Я всегда считал абсурдом то. как все ценят это [быть рок-звездой). Мы просто были счастливчиками. Каким-то образом у некоторых получается писать песни, которые приходят из ниоткуда. Становиться ЭГОИСТОМ — не для меня. Талант дается Богом — то, что ты такой везунчик, не делает тебя ценнее других".
Однако Mott The Hoople отнюдь не забыли свою дикую сторону — несмотря на то. что на правах начальника Боуи на время заставил их не показывать ее. В Violence их пред-панковская грубость вернулась на винил. Этот трек, уверяет Ральфе сегодня, был попыткой вернуться во времена Гая Стивенса. "На нас очень повлиял его вклад, и, даже когда его не было рядом, мы пытались представить, как он мог бы сделать все это по жестче". Примечательно то, что он воспринимает трек как возвращение к своему любимому альбому Mott Brain Capers: "громкий, мощный с самого начала". Что же до реального насилия в студии. Хантер предлагает нам попробовать провести три дня в студии, слушая эти песни на большой громкости: "Вот это смертоубийство!"
Drivin' Sister была забавной, но очевидной калькой с Rolling Stones. В ней музыканты уже не впервые ссылались на случаи из жизни группы. Под мелодию Half Moon Bay / Катим в Фольксвагене по дороге в Хэмпстед- эти строчки относятся к их поездке вместе с Гаем Стивенсом. в ходе которой они слушали песню из своего дебютного альбома.


Хантер вспоминает, как Мик Джегер говорил New Musical Express, что думает, будто Mott могут быть следующей группой, представляющей угрозу для короны Stones, "но я-то знал, что этому не бывать, так как у нас не было ритма Чарли Уоттса!"
Ральфе единственный раз смог насладиться МИГОМ сольной славы благодаря I'm A Cadillac, которая плавно переходила в инструментал El Camino Dolo Roso, совсем как его же Ready For Love в Dudes, за которой следовала After Lights. I Wish I Were Your Mother Хантера закрывала альбом в манере Дилаиа — какое-то время она оставалась в сольной программе Иона. В последнюю минуту она заменила сочиненную всей группой Rose, так как ее сочли слишком грустной, чтобы заканчивать на ней. и выпустили на второй стороне первого сингла.
Хантер считает, что Mott стал "самым законченным альбомом из сделанных нами, но он был наполнен трагизмом, потому что Ральфе ухолил от нас. Альбом Dudes нас многому научил; мы познакомились с Миком (Ронсоном] и Дэвидом [Боуи]. который был просто гениален..- Кто знает, что получилось бы, если бы мы и дальше встречали вдохновляющих нас людей? Но потом Ральфер ушел, и все заглохло".
Вероятно, вы ожидали, что реакция Хантера будет похожа скорее на триумф. Он и так уже прибрал к рукам львиную долю участия в сочинении песен, и теперь все внимание принадлежало ему одному. Но по тому, как он излил душу перед NME в следующем году, казалось, будто он потерял собрата по духу. "Я не хотел, чтобы Мик уходил", сказал он Чарльзу Шаару Мюррею. "Я целых три часа отговаривал его от этого дома у Фреда (Хеллера. менеджера в США]".
Более того, сейчас он называет уход Ральфса началом конца Mott The Hoople. которые распадутся меньше, чем через два года. "Никто конкретно в этом не виноват. Если у вас в группе сочиняют два человека, а потом вдруг из них остается кто-то один, все усложняется. Оставшемуся парню приходится не только писать все вещи, но еще некому говорить ему: "Не делай то, не делай это..." Поэтому [следующий альбом) The Hoople получился таким, каким получился. Я действительно чувствовал, что с уходом Ральфса все кончится".
С тех пор партнерами Хантера становились гитаристы Мик Ронсои и Энди Йорк, который является действующим членом его группы. "Все они играли по-разному. Больше всех мне нравился Ральфе, потому что он еще и сочинял. У Ронсона был свой собственный шикарный стиль, а такого высокого класса и преданности делу, как у Энди, я раньше не встречал". В прошлом году, в группе Хантера Ральфе и Иорк играли вместе.
А тогда, в '73, ударник Дейл Гриффин наблюдал, как надвигается раскол между Ральфсом и Хантером. С его точки прения "Мик писал те песни, которые они с Иэном могли спеть убедительно. Мы пробовали Can't Get Enough, но она не получилась, оказалось, что оба наших вокалиста не могут с ней справиться. Отдайте её Полу Роджерсу, и она станет совсем другой". Хантер согласен. "Трудно было найти кого-то как Мик. Но. если оглянуться назад, все встает на свои места — ведь ему нужен был кто-то. кто мог бы петь его песни. Я не мог петь их. и он нашел себе лучшего из имевшихся в наличии вокалистов".
Уход Ральфса был постепенным процессом, который начался с британского тура '71 с группой Роджерса Peace на разогреве. "Я знал о вокальных способностях Пола, считал его фантастическим певцом и думал, что он попусту растрачивает свой талант. Не то чтобы его группа была плохая, но я подумал, что у него все могло бы быть и получше. Я спросил его, не хочет ли он записать пару моих песен, и он сказал: "Почему бы и нет?"
Неминуемый уход Ральфса с тех пор стал насущной проблемой, ибо, как отмечает Гриффин. "мы открыли для себя. что. когда люди уходят, их не заменить". Были предприняты деятельные попытки удержать Ральфса. "Мы собирались в тур по Америке, когда Мик сказал нам. что хочет уйти. Все было несколько омрачено, однако турне прошло хорошо и мы. было, решили, что сможем уговорить его. Слава уже показалась на горизонте... но он должен был уйти".
Ральфсу казалось, что. начиная с .. .Dudes, Mott утрачивали свою остроту. "Для всех нас ситуация складывалась отлично, и я очень благодарен Дэвиду Боуи. Но я чувствовал, что группа стала не такой, в какой я хотел бы быть. Я хотел попасть в более разрушительную среду, и. когда я присоединился к Полу, мы стали... ну, не совсем плохими парнями, но у нас был имидж таких суровых негодяев. По-моему, мы просто делали все то же, что делают другие, пытаясь прославиться..."
Рассматривалось несколько кандидатов на замену, и. в конце концов, ею был избран Лютер Гровнор из Spooky Tooth, он же Ариэль Бендер — но вскоре он ушел. "Я еще никогда не был в группе, где гитарист был гитаристом, и с чего-то вдруг становился работником по найму", говорил он Trouser Press ближе к концу 70-х. "Я решил, что у них исчезло доверие ко мне". К моменту дачи интервью он тоже исчез из группы.
Ронсон провел последние четыре месяца 1974 года в качестве третьего и последнего лидер-гитариста Mott The Hoople, а Хантер теперь приходит к выводу, что химия Mott The Hoople была нарушена изменениями в составе. "Это была не просто кучка хороших музыкантов, это была команда, объединенная Х-фактором", говорит Хантер. "Вы можете найти лучших в мире музыканте, они сыграют вам те же песни в десять раз лучше нас. но они у них не зазвучат так же хорошо. А на Mott как раз была эта самая стена звука".
Хотя Моtt остается в глазах Хантера определяющим альбомом, он допускает, что "можно найти аргументы и в пользу других пластинок, например. Brain Capers. Но с точки зрения песен и потенциала внутри группы. Mott стал нашим пиком".
В 1975-м, через год после того, как Mott The Hoople бросили полотенце на ринг, в Шеффилде Джо Эллиотт стоял в очереди за обедом в колледже Шэннингтон, и в это время парень позади него начал напевать Drivin' Sister. Спросив, кто записал ее. Джо услышал в ответ: "Mott The Hoople — лучшая группа в мире!" Загадка была раскрыта: многие годы будущий вокалист Def Leppard был обладателем потрепанной копии Mott. не имевшей на себе каких-либо опознавательных знаков. С тех пор он стал одним из самых больших поклонников группы и другом Иэна Хантера. Это передается из поколения в поколение — от одних молодых парней к другим...



Mott The Hoople -"A Mighty Long Way Down Rock`N`Roll"


★ЭТО ДОЛЖНО БЫТЬ В КАЖДОМ ДОМЕ!
----------------------------------------------------------------------------------------

★ MOTT THE HOOPLE
MOTT

Mott с его азбучными истинами о жизни в рок-группе остается классикой.
СЛОВА: МАЛКОЛЬМ ДОУМ


Mott The Hoople -"A Mighty Long Way Down Rock`N`Roll"

Если вы один из тех. кто считает, будто Mott The Hoople были всего лишь группой, которой улыбнулась удача в лице песни Дэвида Боуи (All The Young Dudes), то вы не только неверно информированы, но и упускаете из вида целый пласт британского хард-рока.
Группа опиралась на композиторскую интуицию Яна Хантера и крепкий гитарный стиль Мика Ральфса. Все вместе это представляло энергичное звучание, нечто среднее между The Faces и Stones, а также являлось прототипом панка.
После провала четырех альбомов, в 1972 группа оказалась в долгу перед Боуи — не только за хит All The Young Dudes, но и за продюсирование одноименного альбома. Однако своего зенита группа достигла в следующем году с альбомом Mott. В ретроспективе вызывают удивление их жесткий цинизм и разочарованность, пришедшие вскоре поспе коммерческого прорыва, но в песнях типа All The Way From Memphis и Honaloochie Boogie группа выразила свое понимание того, что в рок-н-ролле нет победителей — одни проигравшие.
Несмотря на мрачное умонастроение, альбом исполнен очень радостно. Как будто Hoople знали, что их звезда никогда больше не засияет так ярко, а потому Хантер, Ральфе, Оверенд Уотте (бас) и Дейл Гриффин (ударные) сконцентрировались на своем последнем всплеске креативности. Да и есть ли песня, лучше, чем Ballad Of Mott The Hoople передающая всю пустоту, которая сопутствует участнику группы?
Mott ждал успех по обе стороны Атлантики; он достиг №37 в Британии и №35 в Штатах Но во многих отношениях он был сигналом конца. Вскоре Ральфе уходит, чтобы помочь в создании Bad Company, и Hoople уже никогда не достигали таких высот.
И все же, даже хотя их карьера была отмечена разочарованием, а многие видели в них 'группу одного хита', альбом Mott — это триумф, но не только тогда, а и сегодня. Его философия, источники вдохновения и причины разочарования и сейчас столь же правдивы, как и 30 лет назад. Всякий. кто испытал на своей шкуре суть работы рок-музыканта, может проникнуться чувством разочарования, пронизывающим эту запись.

Журнал Classic Rock



Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комментировать
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Популярные Новости

Рейтинг@Mail.ru


Rambler's Top100