ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ВАМ ПОЛЕЗНО:


ДОМОЙ   
23-05-2010,

BLACK SABBATH - ЗА СТЕНОЙ СНА

Автор : YULYS
Оцените пост!

Голосов :(1)



BLACK SABBATH - ЗА СТЕНОЙ СНА

ЗА СТЕНОЙ СНА



Совместная карьера Оззи Осборна и Black Sabbath растянулась почти на все 70-е — и навсегда изменила рок-музыку. Оззи вспоминает о десятилетии, в котором начался его творческий путь и родился хэви-метал... 70-е стоили ему памяти и нескольких друзей...

ДЖЕФФ БАРТОН

Есть такая старая поговорка: "Если ты помнишь 60-e, значит, тебя тогда не было". А есть и другая, менее известная: "Если ты помнишь 70-е, то, скорее всего, ты не Оззи Осборн".
В конце 60-х Оззи, которого на самом деле звали Джон, был нищим участником Black Sabbath — необычной четверки юных квази-сатанистов из Эстона, небольшого городка неподалеку от Бирмингема. Неторопливая, бьющая по мозгам музыка Sabbath вскоре покорила новое поколение грозных и хмурых любителей рока. Они пользовались небывалой популярностью — такого успеха никто не мог себе и представить, и уж тем более сам Сатана.
Оззи подхватила и закружила бешеная рок-н-ролльная карусель. Sabbath ворвались в чарты и начали гастролировать по всему миру, погрузившись в алкогольно-наркотический туман. Хорошие дни часто смеялись плохими — жадные менеджеры поглощали огромные куски от пирога Black Sabbath, оставляя Оззи, гитариста Тони Айомми, басиста "Гизера" Батлера и барабанщика Билла Уорда недоумевать, почему это такой огромный успех приносит столь малое финансовое вознаграждение.
Начиная со своего одноименного дебюта в 1970 и вплоть до Never Say Die! '78. последнего альбома, записанного с Оззи, перед тем как его выгнали. Black Sabbath производили великолепный монолитный саунд. Ах, да — в процессе они единолично определили жанр металла как таковой.
И вот Оззи решился поднапрячь мозги и рассказать Джеффу Бартону о том потерянном десятилетии, за которым последовали и другие...


Первый снигл, Evil Woman, Don't You Play Your Games With Me, был выпущен как раз в начале 70-х. Но он провалился.

И мы были ралы этому. Ты когда-нибудь слышал оригинал? Его исполняла группа под названием Crow. Мы выпустили этот сингл, потому что рекорд-лейбл Fontana не понимал, что же на самом деле представляют На себя эти Sabbath. Мы не хотели его издавать — это был кавер на какую-то малоизвестную команду, о которой мы ничего не слышали. Я даже не знаю, что с ними в конце концов произошло. Но на рекорд-лейбле нам сказали: "Если хотите, чтобы мы выпустили ваш альбом, сперва запишите Evil Woman-". Мы были настолько возмущены, что, когда он провалился, почувствовали облегчение. Спасибо за это судьбе.

А ты многоу помнишь о самых первых годах Sabbath?

Поначалу мы назывались Earth. И нас было шестеро — у нас даже был саксофонист. Мы репетировали в одном местечке под названием "Six Ways", в Эстоне. Через дорогу находился кинотеатр. Как-то раз там показывали фильм ужасов, и то ли Тон, то ли Гизер — не помню точно, кто — сказал: "Разве не странно, что людям нравится платить деньги за такие жуткие фильмы? Так почему бы нам не начать играть жуткую музыку?" Так все и случилось.
Мы написали песню Black Sabbath, и все решили, что мы — этакие последователи Бориса Карлоффа (британский актер, сыгравший роль Чудовища в фильме Франкенштейн и впоследствии специализировавшийся на ролях злодеев в фильмах ужасов). Но мы лаже не знали, кто он такой. Мы начали читать книги Денниса Уитли и все такое прочее, но относились к черной магии, как к шутке. К реальной нашей жизни она не имела никакого отношения. Но когда Sabbath начали набирать обороты, нас стали приглашать на всякие мерные мессы, кладбищенские церемонии и прочее. Мы думали: "Что это за хрень и к чему она нас приведет?"

Когда пришло время записи первого альбома. Black Sabbath '70, вы перебазировались на более прогрессивный лейбл Vertigo.

Запись стоила нам 800 фунтов. Послушай вторую сторону — там найдется пара приличных песен, но все остальное похоже на какой-то джем-сейшн. Мы записывались в комнатенке размерами едва ли побольше туалета. Но мы были наивны, мы думали: "Вот так и делаются записи". Ведь ничего лучше мы не знали.
Помню, Джим Симпсон, наш первый менеджер, сказал мне. что альбом попал в британский чарт под номером 17. а я ответил: "Ага, раскатал губу". Но Black Sabbath оставался в Тор 20 несколько месяцев. Не знаю, какая у него была самая высокая позиция (No.8), но продержался он там довольно долго. Джим сказал, что под следующий альбом мы сможем выторговать себе сумму чуть побольше. Поэтому мы перебрались в новую студию Island Recording Studios, где и записали Paranoid.

BLACK SABBATH - ЗА СТЕНОЙ СНА

Сингл Paranoid попал в Тор 5. Sabbath появились на Тор Of The Pops — ничего подобного там никто никогда не видел. Вас можно было сравнить с дикими зверями.

Я был очень рад тому, что мама и папа смогли увидеть меня по телеку. И. хотя меня в жизни никогда по телеку не показывали, я воспринял это спокойно. А вот чем старте я становился, тем сильнее начинал нервничать по этому поводу. Теперь мне лучше не попадаться под руку перед выступлением. Во мне сидит жуткий страх перед сценой. Я ведь уже не пью. не колюсь и не нюхаю, поэтому даже не могу пропустить стаканчик или нюхнуть, чтобы расслабиться. А ведь меня аж прям распирает от страха. Мой психотерапевт недавно сказал мне. что все. что я делал в молодости, было своего рода самолечением, терапией. Я пытался снять напряженность рок-н-ролльной жизни при помощи пьянства и наркотиков.

В 1971 Sabbath выступили в Королевском Альбeрт-Холле.

Это был крутой концерт. Я не мог в это поверить. Ведь вот только я пел в клубе "Marquee" — в пижамной куртке, босой, в рваных джинсах — и вдруг оказался на родители. Я подумал: "Черт, как только мы начнем играть, я умру". Честно говоря, я мало что помню. Вчера я был никем, а сегодня мой альбом попал в чарты, а сам я пою в Альберт-Холле. Это походило на фантастический сон.
До того как мы перешли на тяжелые, серьезные наркотики, мы частенько выкуривали по паре косячков. Но успех снес нам крыши. Вместо того чтобы выпить по паре бутылочек пива, мы надирались вдрызг. Помню, мы все садились в тачки, а у меня тогда даже прав не было. Я не соображал, что делаю.

Сперва вы собирались назвать альбом не Paranoia, a War Pigs.

Да, и на обложке три парня в розовом трико. Альбом действительно должен был называться War Pigs, а поросята ведь розовые. Но наш саунд-продюсер, Роджер Бэйн, сказал, что по хронометражу нам не хватает пари минут до полного альбома. "Напишите еще что-нибудь, все равно что", — сказал он. Вот так. между делом, была написана Paranoid.
Я сперва не въехал. Мне казалось, что мы передрали у Led Zeppelin. Рифф Paranoid напоминал мне Whole Lotta Love (на самом деле этот рифф напоминает Dazed And Confused). А я предпочитал такие песни, как Iron Man. Но в те дни все делалось совершенно спонтанно. Мы привыкли писать песни по пути на концерты, сам я на ходу сочинял тексты — есть бутлеги времен War Pigs, там я пою про мамину кошку.

BLACK SABBATH - ЗА СТЕНОЙ СНА

К осени 1972 вы уже были на пути к своему четвертому альбому. Vol. 4-

Мы хотели назвать его Snowblind, потому что вынюхали столько кокаина, пока его делали! Но рекорд-лейбл сказал "нет". Тогда мы приписали на конверте: "Хотим поблагодарить замечательную Los Angeles Coke-A-Cola Company". Люди решили, что это ошибка, типографская опечатка. Если йы только они знали!
По-моему, именно тогда мы сами начали верить в свой собственный миф. Следующий альбом. Sabbath Bloody Sabbath (выпущенный в конце 1973 года), ознаменовал начало конца. Потому что наши менеджеры обирали нас до нитки. Мы начали с ними судиться и наняли кучу адвокатов. А потом выяснилось, что эти адвокаты еще хуже наших менеджеров. Мы ведь ничего не понимали в законе. Все. что мы знали, — как только едем на гастроли, так сразу вдруг нужно платить этим чертовым адвокатам. В те дни я ни разу в глаза не видел чека на авторский гонорар.

Должно быть, в 70-х вы переиграли вместе сотнями команд. Какие ты любил больше всего?

Мне очень нравилось гастролировать с Black Oak Arkansas. Их фронтмен Джим Дэнди, пел песню Wings Maybe I'm Amazed дуэтом с одной девушкой. Мне очень нравилось, как они поют, потому что я вообще большой поклонник Beatles. Когда н занялся сольной карьерой, у меня играл барабанщик Black Oak Томми Олдридж Это был феноменальный ударник.
Еще мне нравилось играть с Humble Pie. Я большой поклонник Стива Марриотта. С его смертью умерла и какая-то частица меня. Помню, мы играли совместный концерт в Akron Rubber bowl. Это был старый амфитеатр. Перед выступлением они вынюхали невероятное количество кокаина — граммов двадцать. Но Марриотт был неподражаем. И даже лучше, чем всегда. Помню, я даже принялся искать, где стоит проигрыватель — Марриотт был так хорош. что я решил, будто он поет под фонограмму.

А в конце 70-х тебя выгнали из Sabbath.

Сперва я ушел, потом вернулся, потом они попробовали парня по имени Дэйв Уокер. Я чувствовал себя, как рыба, вынутая из воды. Последний альбом, который я записал вместе с Sabbath. — это Never Say Die!. Все мы жутко пили. Но дело в том, что. как бы я ни напивался, рано утром я неизменно просыпался, потому что всю жизнь страдал нарушениями сна. Так что я вставал в семь, а к одиннадцати уже опять вырубался — либо от выпивки, либо от наркотиков.
А остальные просыпались поздно, потому что нюхали кокаин или кололись всю ночь. Потом они просыпались и шли репетировать, но я-то к тому времени уже выдыхался, понимаешь? Я и посей день не знаю подробностей, но предполагаю — хотя могу, конечно, и ошибаться — что это Тони настоял, чтобы меня убрали из группы.

Примерно тогда же ты познакомится с Доном Ардсном, отцом твоей жены Шерон.

Я пошел на вечеринку, которая проходила в его доме. Там был Ронни Джеймс Дио. Я начал подозревать, что они что-то затевают, но не принял это всерьез. А потом Дио присоединился к Sabbath, и меня окончательно вышвырнули. Но теперь мне на это наплевать.

Помню, и присутствовал на микишнрованни Never Say Die! в лондонской Chalk Farm Studio. Ты жаловался, что вес слишком громко, и был вынужден уйти.

Я не особенно хорошо себя чувствовал в студни. Тони мог сидеть там днями напролет, а я не видел в этом смысла. Но вообще Sabbath всегда были очень единодушны. Если кто-нибудь в студии пытался сказать нам, что мы что-то делаем не так, на него устремлялись одновременно четыре пары горящих глаз. Что касается музыки, мы полностью держали ее под контролем.
А потом, когда меня выгнали из группы, я три месяца провалялся в гостинице — просто пил. ел пиццу- заказывал кокаин и размышлял над тем, что вот я снова стал никем и нигде. Я думал: "Даже если завтра все закончится, я буду только рад". Но в то же время подсознательно не хотел, чтобы все кончалось. А потом вдруг появилась Шзрон и сказала: "Если ты бросишь пить. я помогу тебе и стану твоим менеджером".

Вспомнная 70-е, как ты иоспрнннчаешь их теперь?

70-е казались мне каким-то долгим, долгим периодом. А 80-е тянулись еще дольше. Зато 90-е пронеслись, как молния. И вот уже пролетела большая полшшна нового десятилетия. Это меня чертовски пугает.

Журнал Classic Rock



Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комментировать
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Популярные Новости

Рейтинг@Mail.ru


Rambler's Top100