SEX PISTOLS -ИСТОРИЯ
Основателями Sex Pistols можно считать Глена Мэтлока, Пола Кука и Стива Джонса. В начале 70-х Глен Мэтлок устраивается ...
7-09-2010,
- by YULYS
2703
0
2703
0
Rock 80х
«Мы были частью эпохи вседозволенности. Сегодняшняя рок-музыка в долгу у 80-х.» «Мы были частью эпохи вседозволенности...
2-12-2010,
- by YULYS
3265
0
3265
0
Folkin` Hell | Фолк Рок - подробно
А знаете ли вы, что народная музыка — это не только 'два притопа, три прихлопа'? В 70-е она прокралась в реперту...
5-12-2012,
- by YULYS
1419
5
1419
5
PUNK
К середине 70-х корпоративный рок дошел до своего логического конца, и на его место пришло сырое и энергичное звучание м...
21-06-2010,
- by PHAN
4623
0
4623
0

ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ВАМ ПОЛЕЗНО:

Хотите купить дорожный чемодан на колесах globusplus.com.ua.

ДОМОЙ   
27-12-2009,

Джимми Пэйдж о создании Led Zeppelin IV

Автор : YULYS
Оцените пост!

Голосов :(1)



Джимми Пэйдж о создании Led Zeppelin IV


«ХОРОШЕЙ STAIRWAY TO HEAVEN ДЕЛАЛО ТО, КАК МЫ ЕЕ ИГРАЛИ».



Начнем с Хэдли Грандж. Кажется, будто в своих песнях и ты. и Роберт откликнулись на тамошнюю необычную обстановку. Это действительно было так, или же все эти песни могли быть написаны где угодно?
По-моему, все наши альбомы были отражением того, чем мы занимались, как жили или где находились в тот или иной отрезок времени. Четвертый альбом был записан в Хэдли — мы практически работали там же, где и жили. В треках наподобие The Battle Of Evermore или Going To California нетрудно вообразить, как вы все сидите с гитарами у камина...
Вообще-то, там было отопление, но бойлер, наверное, сделали еще в 20-е годы. Я помню, его пытались запустить, но от него только пар шел повсюду, и на этом все кончилось. Поэтому мы разводили огонь — в настоящем старинном камине — в гостиной, но этого все равно было недостаточно. Насколько н помню, постоянно было довольно холодно. Мне казалось, что дом не то, чтобы заброшенный, но будто
в нем почти никто не живет. Помню, что простыни в моей спальне постоянно отсыревали. Очень влажно и противно там было! Нам повезло, что мы всей командой не свалились с бронхитом... Ни все дело было лишь в том, чтобы вставать и работать и чтобы пленка продолжала крутиться... У вас уже имелись песни на разной стадии готовности. Да, совершенно верно, у нас они были. Или у меня. Знаешь, небольшие такие риффы то тут, то там, какие-то конструкции. Надо было работать над ними, смотреть. как можно сложить их воедино. Конечно же, классическая история — это Rock And Roll, но про нее чуть позже. Давай сначала разберемся с кое-какими мифами. Правда ли, что Black Dog названа так из-за черного Лабрадора, бродившего вокруг студии, пока вы там были? Правда. Там был черный пес. и ему было, ну, лет 14. Он все время ошивался там рядом и клянчил объедки. Но все же пес был старый, и, как-то раз его не было всю ночь, а когда он пришел на следующий день, то свалился и дрых как убитый весь день. Мы подумали: о, черный пес — мы ведь звали его просто черный пес — о, черный пес всю ночь круто тусовался! И все. Это стало дежурной шуткой — мы так говорили всякий раз, когда кто-то куда-то выходил... Так значит, вся песня о том, как уходят в загул? Нет, нет. это тут ни при чем. Просто такое было у нее рабочее название, которое прилипло. На последующих альбомах вы объединяли такие разные стили как фанк, рэгги и синтсзаторный рок.Но когда смотришь назад, понимаешь, что четвертый альбом Zeppelin был кульминацией лучших идей группы на тот момент: свет и тень, слияние акустики с электричеством...
Да, конечно, так оно и было. Но даже на первом альбоме полно света и тени, в Baby I'm Gonna Leave You, где вдруг вступает Джон [Бонэм]. На втором альбоме мы задействовали свет и тень в ttamote Un и What Is And What Should Never Be. где барабаны использованы для большего эффекта.
Но ведь даже до ТОГО, как вы уезжали в турне, в песнях много чего менялось. Ведь у вас песни никогда не были чем-то, что принес кто-то один. Ваши песни появлялись тогда, когда вся группа прикладывала к ним руку.
Это именно то, что мы хотели делать, да. Надо было, чтобы все были вместе. Как в случае с Rock And Roll Сейчас мне кажется, что в тот раз мы играли Four Sticks или When The Levee Breaks — точно не помню, которую из них. И в перерыве между дублями Джон Бонэм вдруг заиграл вступление к Keep A-Knockin' Литл Ричарда. Он сыграл его, и там, где должна вступить группа, я вступил с тем риффом, который вы все знаете. Прямо с потолка?
Да, прямее некуда. Прямо с потолка. Мы сыграли 12 тактов, остановились и сказали: "Стоп, вот чем надо заняться!" Мы забили на то, чем в тот момент занимались и очень быстро все сделали. Вот это и было то, о чем я говорю — когда все работают вместе в одинаковых условиях и при полной свободе. Когда не надо смотреть на часы и когда ты чувствуешь, что это по-настоящему необходимо... Наверное, после стольких лет карьеры сессионного музыканта, дли тебя лично это было большим удовольствием — не работать по часам?

Джимми Пэйдж о создании Led Zeppelin IV


В чем точно было удовольствие, так это в том, что ты никогда не знал, что ждет тебя за углом. Они не могли точно сказать, что я могу сделать, а в ту минуту, когда Джон Бонэм вытащил свою установку в холл, я сам не мог предположить, что это будет так звучать! Когда он начал играть на барабанах в холле, это звучало так фантастически, что мы тут же пришли и сказали: "Погоди, давай сделаем так-то именно так!" По-моему, это все же была When The Levee Breaks. Мы попробовали сыграть ее, и у нас получилось это невероятное звучание... Да, это мощный трек во всех отношениях, но тот барабанный саунд он ведь не просто... Это всегда был электрический блюз, но вам я скажу, что на самом деле это была наша попытка изобразить по-настоящему гипнотический рифф, который бы затягивал вас. Как мантра, понимаешь? Вот что это было. Хотя это получилось только когда мы переместили барабаны в большое помещение. Но этот ритм, этот кач там присутствовал всегда. Да и рифф, вообще-то,не изменился. Может, его атака и поменялась, когда у нас появились такие барабаны... И сегодня это звучание — одно из самых часто сэмплируемым в роке. Да. Но, знаете ли, он всего лишь расставил барабаны, а сыграть мог любой другой ритм. И, на самом деле, было неважно, чем мы тогда занимались — мы всегда могли вернуться к тому или иному фрагменту. То есть, если неожиданно появлялись новые идеи, мы брались за них. Вот чем отличались Zeppelin. По-моему, все дело было в калибре музыкантов — четыре отдельных человека, которые вместе становились этаким монстром, понимаешь? Конечно же, я должен задать вопрос о Stairway То Heaven. Демо у вас было еще до приезда в Хэдли. А сама идея вызревала у вас в голове какое-то время...
Да, да, да. У меня была такая идея — сначала играет одна гитара, а потом все нарастает и нарастает. И еще, это одна из тех песен, где мы использовали Джона Бонэма для создания эффекта, понимаешь? Сначала все идет своим чередом, а потом начинается 'эффект' — бах! Когда я записывал ее в студии, и когда Джон Пол Джонс работал с ней, нашей главной идей, нашим правилом было: не ускоряться! Ускоряться было смертным грехом. И тогда я решил: "Ну, ладно, тогда мы что-нибудь ускорим!" [улыбается]. Так и получился тот грандиозный оргазм в конце... но, если серьезно, мы в Zeppelin делали это постоянно. Если музыка меняет темп, но надо волноваться, она просто ищет свой собственный темп! Не стоит волноваться, просто играем дальше, не разъезжаемся, и всего-то...
Сегодня Stairway To Heaven считают величайшей рок-песней всех времен и народов. Когда вы сочиняли И записывали ее, не возникало ли предчувствия, насколько грандиозной она получится?
Ну, я знал, что она действительно хороша. Я знал, что в ней было столько разных элементов, которые обязательно должны были подействовать. Я знал, что она состоится как музыкальное произведение. Но я никогда не ожидал, что она... в общем, я думал, что она просто наделает шуму. Конечно же, только в самых сокровенных мечтах можно рассчитывать на то, как все сложилось. Я этого просто не мог этого предвидеть, однако я всегда точно знал, насколько хорошая у нас музыка. Хорошей ее делало то, как мы ее играли.
Часть треков альбома вы исполнили в турне 1971, еще до того, как альбом вышел. Как была воспринята
Stairway... — новый неизвестный номер?
На самом деле мы игралн Stainvay To Heaven на сессиях для ВВС. Тогда никто еще
не знал, что это — вот почему реакция была довольно сдержанной. Но это нормально, такая реакция была закономерна. Мы все еще сами в нее вникали. Когда мы начали играть ее, оказалось, что не так-то просто сделать это правильно. Выдержать все эти движения, выдержать смены темпа, не загонять их. Но нам нужно было сыграть ее правильно. Когда мы попали в Штаты и сыграли ее в LA Forum, нам устроили стоячую овацию! Правда, встал не весь зал, процентов 25, но, по-моему, это уже неплохо. Ведь когда идешь посмотреть на свою любимую группу и слышишь новую песню, сложно вникнуть в нее с первого раза. Но они были тронуты. ОНИ были по-настоящему тронуты, и я тогда подумал, что это великолепно, это чудесно. Как раз на это мы и надеялись — что люди будут гак восприимчивы к нашей новой музыке. Ведь в тот момент альбом еще не вышел.
Рекорд-компания предлагала выпустить Stairway... синглом, но вы сопротивлялись. Почему? Она никогда, никогда не предназначалась для издания синглом. Они напечатали немного рекламных синглов для радио в США — тогда так делали везде. Но в Австралии ее выпустили как ЕР вместе в The Battle Of Evermore и Going То California. Они могли попытаться пропихнуть его как сингл, но когда мы обо всем узнали, в этом не были смысла... Все дело было В том, что мы хотели, чтобы люди слышали песню в контексте альбома. А я еще говорил, что это будет способствовать продажам альбома. Да, наверное, для 1971 это был смелый поступок?
Вообще-то, не такой уж и смелый. Единственное, о чем я и думать не хотел — это о возне с этой песней. Я понимал, что чуть только она станет синглом, следующим делом они захотят отредактированную версию, а я ни за что не пошел бы на это. Это твоя лучшая песня? Или лучшая песня Zeppelin? Это определенно была веха на одном из многих путей Zeppelin. Почему вы напечатали текст Stairway... на конверте? Это должно было подчеркнуть, что это особенная песня?
Ну, в общем, да; чтобы люди могли концентрироваться на ней. До того мы не печатали тексты на обложках альбомов, да и в дальнейшем не собирались этого делать. Но Stairway... да, мы понимали, что она особенная. Хотя там было много чего еще особенного. Можно сказать, что When The Levee Breaks — это тоже важная веха. Но Stairway... — это было нечто такое, над чем мы действительно поработали. Текст был просто фантастический. Текст был хорош тем, что, даже когда он перед тобой в виде текста — ведь знаешь, иногда что-то слушаешь, не совсем разбираешь слова, но все равно у тебя складывается собственное представление, о чем песня? — так вот, даже когда текст был перед тобой, ты все равно по-своему представлял, о чем там поется. И это было главным во всей нашей работе — что можно было понимать все по-своему.
Там много всяких вещей, лежащих на пороге восприятия... много таких маленьких зон, которые с первого раза и не замечаешь. Сначала ты не улавливаешь их лишь на мгновение. Но чем больше уделяешь им внимания, тем больше получаешь от них. Так оно и задумано.

«В СЛУЧАЕ С ZEPPELIN ВСЕ Д.ЕЛО БЫЛО В КАЛИБРЕ МУЗЫ КАНТОВ - ЧЕТЫРЕ ОТДЕЛЬНЫХ ЧЕЛОВЕКА.KOTOPЫE ВМЕСТЕ СТАНОВИЛИСЬ ЭТАКИМ МОНСТРОМ»
ДЖИММИ ПЕИДЖ

Джимми Пэйдж о создании Led Zeppelin IV


МИК УОЛЛ
Журнал Classic Rock



Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комментировать
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Популярные Новости

Рейтинг@Mail.ru


Rambler's Top100