ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ВАМ ПОЛЕЗНО:


ДОМОЙ   
24-06-2010,

Deep Purple ударились в фанк!Состав MKIII

Автор : PHAN
Оцените пост!

Голосов :(1)



Deep Purple ударились в фанк!Состав MKIII


Stormbringer... cocksucker... motherfucker!» Вероятно, многие фанаты Deep Purple даже не подозревают о том, что таким вот посланием их приветствует первый (и заглавный) трек непростого девятого студийного альбома Purple. Записанное «задом наперед», оно хоть и ничуть не взбесило неотесанных деревенщин из Огайо, но ознаменовало новую эру в истории группы, которой предстояло сменить состав в четвертый раз за четыре года. Ну и, возможно, именно этими словами-«Stormbringer... cocksucker... motherfucker!» - Ричи Блэкмор охарактеризовал сей злосчастный релиз.
«А мне кажется, что Stormbringer - неплохой альбом, просто не следовало выпускать его следом за Burn (первой пластинкой состава Мк III), - признался Дзвид Ковердейл в своем недавнем интервью Classic Rock. - На мой взгляд, более уместно было бы выпустить после Burn, к примеру, Come Taste The Band (дебютный релиз состава Mk IV)».
И Stormbringer, и Come Taste The Band-альбомы неоднозначные. Они вызвали противоречивую реакцию, испытав на верность даже самых ярых фанатов Purple. С приходом нового гитариста Томми Болина от группы отвернулись даже они, потому что были неистово преданы Блэкмору.
Что касается неоднозначности Stormbringer, то, чтобы понять причины его появления на свет и то впечатление, что он произвел, нам нужно вернуться назад, к распаду Мк II в 1973 году.
Когда Ричи Блэкмор в последний раз вышел на сцену вместе с Иеном Гилланом (дело было в Осаке), он уже знал, что ждет их впереди, и был так взбудоражен перспективами работы над новой музыкой вместе с новыми музыкантами - «свежей кровью Purple», - что даже отложил работу над собственным сольным альбомом, который собирался записать вместе с Elf -группой, выступавшей у Purple на разогреве.
Ни пресса, ни фанаты не знали, что Гиллан к тому времени давно подал заявление об уходе и что группа уже нашла предполагаемую замену и ему, и Роджеру Гловеру (которого уволили).

Гленн Хьюз тогда уже был достаточно известен
как энергичный вокалист и басист Trapeze - эта команда готовилась вот-вот покорить Штаты. Привыкший к роли всеми узнаваемого фронтмена, Хьюз был шокирован, узнав, что в Purple его роль ограничится лишь игрой на басу. Но Purple на тот момент охотились за Полом Роджерсом, и перспективы играть в одной команде со своим «любимым белым вокалистом» побудили Хьюза согласиться на их предложение. Когда же эта затея провалилась (поскольку Роджерс предпочел петь в Bad Company), Хьюз остался, предвкушая возможность расширить свои полномочия, хотя Блэкмор не скрывал своего твердого намерения найти ведущего вокалиста, что он и сделал, взяв в группу, с позволения сказать, «продавца одного из бутиков из небольшого городка под названием Редкар», новичка в шоу-бизнесе Дэвида Ковердейла.

«Ричи упорно стремился найти кого-нибудь с более глубоким и блюзовым вокалом, такого, как Пол Роджерс, - вспоминает Хьюз. -Казалось, никого похожего нам не сыскать, и, тем не менее, ему это удалось. По-моему, Дэвид никогда не упоминал, что Пол Роджерс оказал на него большое влияние, однако такого просто не может быть, чтобы Пол не повлиял на тебя, если ты, как и он - вокалист, выходец из северной Англии, и тебе примерно столько же лет».
Итак, новички были молоды, старательны и с готовностью потакали взрывному и темпераментному гениальному гитаристу. Ковердейл не скрывает, что играл при Блэкморе роль преданного ученика: «Талант Ричи внушал мне благоговейный трепет. Я был большим поклонником Хендрикса, и вот рядом со мной оказался человек, который мог запросто играть подобные вещи».
Вдохновленные и разгоряченные, в декабре 1973 года Purple отправились в короткое турне по Европе, начав с Копенгагена. И на концертах они играли весь Burn целиком - за четыре месяца до его релиза. И без того-то рискованно было представлять публике новый состав, но играть на концертах практически один только новый материал -зто вообще равносильно самоубийству. К счастью, риск оказался оправданным, и в следующем году Purple достигли новых вершин успеха. Работа двух предыдущих составов окупилась сторицей.
«Да, с Burn мы сорвали большой куш, -говорит Ковердейл. - Чувствовалось, как с облегчением выдохнули все менеджеры, которых очень беспокоили перемены. Что ж, их можно понять».
Окрыленные новым успехом Purple, менеджеры заставили их работать, и вновь начались неизбежные изматывающие турне.
Непосредственно после гастролей по Великобритании музыканты, которые теперь предпочитали жить за границей, скрываясь от высоких налогов, оказались в английском замке Клируэлл. Именно там они некогда репетировали Виrn представляли новый состав. Вскоре стало ясно, что многое изменилось с тех беспечных и безрассудных времен. И Ковердейл, и Хьюз обрели прочные позиции в иерархии группы и доказали свою значимость в многочисленных зрелищных шоу, включая легендарный California Jam 1974 года, благодаря которому они в одночасье стали миллионерами.
Блэкмор же был крайне измотан: помимо прочего, ему пришлось пройти через очень болезненный развод со своей женой Бэбс. Он был недоволен тем, в каком направлении двигалась группа - а точнее, появившимися в их музыке элементами фанка, который он называл «музыкой чистильщиков обуви».
Вот что говорит по этому поводу Хьюз:

■Такое отношение Ричи меня очень обижало, ведь он знал, что я сдружился со Стиви Уандером, Лютером Вандроссом и Херби Хэнкоком. У меня вообще было немало друзей среди афро-американских музыкантов. Не знаю, что там конкретно думал себе Ричи, но он и по сей день продолжает считать все это ошибкой».

«Мы с Гленном были этакими Нечестивыми Братьями, -добавляет Ковердейл. - Мы оба очень любили ритм-энд-блюз. Гленну вообще комфортнее всего было в соуле, ему нравилась задушевная музыка, но это, конечно, было совсем не в стиле Purple».
В отличие от Вит, на этот раз для нового альбома вообще не было никакого готового материала, за исключением заглавного трека Stormbringer. Несмотря на широко распространенное мнение, название это отнюдь не позаимствовано у книги Майкла Муркока. Ковердейл вообще отрицает, что читал эту книгу... хотя, как ни странно, признает, что нашел ее как-то раз у себя дома под кроватью, но уже после того, как был записан трек.
-Чтобы угодить Ричи, я написал две песни в жанре научной фантастики - Burn и Stormbringer.» - говорит Ковердейл.
Еще одним яблоком раздора стали гонорары.
«После выхода Burn Ричи впервые сказал: «Я не собираюсь делить все поровну на пятерых», -вспоминает Ковердейл. - Естественно, это жутко возмутило тех ребят, кто не особенно много сочинял. Мне кажется, это стало одной из причин, побудивших Ричи уйти. Ну и потом, конечно, он ведь собрал свой проект Rainbow, где всецело держал власть в своих руках. А управлять Purple было совсем не так просто».
В такой вот атмосфере зарождающихся трений и обид Purple перебрались в мюнхенскую студию Musicland, где и начали записывать Stormbringer. Блэкмор постоянно ссорился с остальными музыкантами. Первый скандал разразился, когда он попытался уговорить их включить в альбом кавер-версию Black Sheep Of The Family-одной из его любимых песен культовой команды Guatermass, питомцев лейбла Vertigo. (Потом эта песня таки вышла на первом альбоме Rainbow.) Следующий конфликт возник из-за песни, которая впоследствии стала классикой.
«Ричи злился, что никому не нравилась идея Soldier Of Fortune, - рассказывает Ковердейл, даже сейчас вспоминая об этом с раздражением. - А не нравилась она из-за того, что в ней не было ни скорости, ни напора».
Неизменному дипломату Ковердейлу, который пытался еще сильнее упрочить свои позиции в группе, удалось примирить Хьюза и Блэкмора. Это принесло ему немалую выгоду: поскольку он принимал участие в написании большинства песен, то ему и досталась большая часть гонораров от Stormbringer.
«Это был компромиссный альбом, - поясняет Ковердейл. - Дело в том, что Гленн - очень сильная личность, да и я стал гораздо увереннее в себе, хотя и продолжал подражать всем остальным, поскольку совершенно не знал еще, как должна себя вести капризная рок-звезда».
Гленн Хьюз был в своей стихии. Поскольку Блэкмор постепенно сдал свои позиции, басист выдвинулся на передний план благодаря таким композициям, как You Can't Do It Right (With The One You Love), Holy Man и Love Don't Mean A Thing. Love Don't... звучит так, будто она вышла прямиком из студии Muscle Shoals. Хьюз придумал ее вместе с уличным музыкантом из Чикаго, когда они летели в личном самолете Purple под названием Starship. Хьюзу посчастливилось сыграть эту песню в студии одному из своих кумиров -Стиви Уандеру.
Хьюз рассказывает об этом так: «Он ощупал мое лицо и спросил: «А ты точно белый?» Признание из уст твоего духовного наставника - это такая нирвана... И я скажу вам одну занятную штуку: в Stormbringerbnwmp играет фанк. Это чертовски фанковый альбом».
Но в одном можно быть твердо уверенным: сам Блэкмор этих восторгов отнюдь не разделял, и его апатию можно явственно ощутить, например, в Hold On, где его соло напоминает скорее вялый кавер на его любимого Альберта Ли.
«Это не Deep Purple, - говорит Ковердейл. - Я как раз сидел рядом с Ричи, когда он играл это соло. Он беседовал со мной, просто придерживая пальцем басовую струну. Ему было совершенно по барабану, что он там играет, и я испытывал некоторую неловкость. Для нас с Ричи хитами были Soldier Of Fortune, Lady Double Dealers заглавный трек».
К тому времени как альбом вышел на стадию микширования, Блэкмор совершенно потерял к нему интерес и уехал домой, предоставив довершить дело Иену Пейсу и саунд-продюсеру
Мартину Берну.
Фанаты встретили релиз довольно прохладно, журналисты расценили его как неоднозначный, и в одном из своих интервью Блэкмор пообещал, что следующий альбом будет гораздо тяжелее - но этому не суждено было сбыться, потому что в середине мирового турне Ричи решил уйти.
Никто этому не удивился, и уж тем более Хьюз.
«Мы понимали, что Ричи уйдет, - вздыхает он, - и скажу вам как на духу: когда он подал уведомление об уходе, я тоже решил уйти. Я подумал: «Какой смысл? Вот из Purple уходит еще один музыкант.и на сей раз это Ричи Блэкмор, бог гитары, один из святой троицы, наравне с Пейджем и Беком». Но Дэвид Боуи, который жил тогда у меня, уговорил меня остаться».
Наверно, Ковердейл прав, когда говорит, что Stormbringer-это не альбом Purple. Но это не мешает ему оставаться фантастической подборкой песен (за исключением High Ball Shooter, которую спасает лишь вулканическое соло органа). К сожалению. Stormbhnger погубил своих создателей. Распад Mk III Ковердейл кратко резюмировал так: «Женщины и издатели». Или, все же, правильнее было бы сказать «Stormbringer, cocksucker, motherfucker!»?

Питер Маковски
Журнал Classic Rock



Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комментировать
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Популярные Новости

Рейтинг@Mail.ru


Rambler's Top100