ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ВАМ ПОЛЕЗНО:


ДОМОЙ   
29-05-2012,

DARK REALITY:ЦВЕТЫ ВО МГЛЕ

Автор : YULYS
Оцените пост!

Голосов :(1)



DARK REALITY:ЦВЕТЫ ВО МГЛЕ


В любом музыкальном жанре есть свои лидеры, их многочисленные клоны, а также коллективы, стоящие особняком от основных трендов. Дум-метал — не исключение. Немецкая группа Dark Reality, по сути, так и осталась локально известной, выпустила всего три альбома, однако их музыка до сих пор производит глубокое впечатление.



Ну скажите, кто еще из дуыстеров середины 90-х осмеливался использовать в своем творчестве элементы средневековой и фольклорной музыки? А как насчет барокко, Ренессанса и романтизма? Dark Reality посягнули на, казалось бы, недосягаемое. В своей статье мы хотели не только рассказать об этом интересном коллективе, но и, в какой-то мере, восстановить историческую справедливость. После нескольких неудачных попыток выйти на бывших участников Dark Reality нам удалось связаться с ее экс-гитаристом Филиппом Кайлером. А тому уже удалось подключить к беседе остальных музыкантов "Темной реальности".
"ТЕМНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ -ЭТО КОГДА ПОЮТ ПРО ЭКОЛОГИЮ"
Расскажите, как всё начиналось. Кому пришла в голову мысль организовать группу? Как вы друг с другом познакомились?

Мартин:
Всё произошло немного неожиданно. Мы знали друг друга со школьной скамьи, были молоды и толком ничего не умели. Группа появилась в 1989 году, и то время у меня еще не было своей гитары! Филипп, кажется, немного умел зажимать аккорды. Басисты у нас приходили-уходили, пока мы не остановились на кандидатуре Алекса. Где-то через три года в группе появился Андрее, который умел играть на крумгорне, блокфлейте и петь чистым голосом. Также он принес в команду несколько гитарных риффов, которые нам понравились, и мы сделали из них полноценные композиции. До прихода Андреса мы играли почти что обычный дэт-метал.
Кто придумал название Dark Reality?

M.; Кажется, так называлась одна из наших песен, в ней шла речь об опытах над животными или загрязнении окружающей среды. В общем, что-то про
экологию. Первые две недели группа носила другое название — Morbid. С такой вывеской нас совершенно точно ждал бы мировой успех! (Смеется.)
А не слишком ли банально для тяжелой группы звучат слова "Мрачная реальность ?

М.: А чего вы хотите? Нам было по 15-16 летг когда мы придумали такое название. Мне часто бывает стыдно за те поступки, которые я совершил в столь юном возрасте, но за название группы — нисколько! Хотя, по большому счету, ты прав.

Ваш дебютный ииниальбом "Umbra Cineris" стал огромной редкостью и послушать его мне, увы, не удалось. В каком стиле он был выдержан? Дэт-метал?

Филипп: Я думаю, мы тебе его подарим. Это уже не был чистый дэт-метал. Первая же песня начиналась с мелодии, сыгранной на крумгорне. Это был наш первый опыт совместной работы с Андресом. "Umbra Cineris" можно считать просто демозаписью, пять песен и короткий инструментал, всего 33 минуты. Мы сами всё записали и выпустили очень маленьким тиражом.
Кто нарисовал вам такую ужасную обложку?

Андрес: Признаюсь, это был я. Рисовал цветными карандашами и пастелью. Выглядит совсем отвратительно? Что ж, мне тогда было.уже больше 16леТ, поэтому отговорка по поводу моего возраста сразу отпадает. Но тогда у нас не-было разных дизайнерских программ!

НЕКОТОРЫЕ ИЗДАНИЯ НАС ПРОИГНОРИРОВАЛИ, А ДРУГИЕ ОТКРОВЕННО ПОИЗДЕВАЛИСЬ НАД НАМИ

Зато обложки двух следующих дисков ("Blossom Of Mourning" и "Oh Precious Haze Pervade The Pain ) очень хороши и напоминают оформление нотных сборников. Это намек на ваши классические корни?

Ан.: Да, так и было задумано. Нарисовал всё тоже я, и, думаю, прогресс налицо! (Смеется.) Правда, и рисовать особо не пришлось, мы позаимствовали немного из разных старинных книг.
Какая музыка вдохновляла вас в то время?

Ф.: Кейт Буш, Yes, Dead Can Dance, ранний Genesis, ELP, The Beatles... Главными композиторами тогда были мы с Андресом. Помимо этого, я много слушал Slayer, Sepultura и моих любимых дэтстеров Entombed. А еще — много джаза и классической музыки (преимущественно гитарной). В то время Андрес больше интересовался музыкой эпох барокко и Ренессанса.

Ваш второй альбом "Blossom Of Mourning' стал настоящим прорывом. Дум-метал с духовыми инструментами! Как оценивали музыку критики?

Ан.: Большинство из них — никак. Некоторые крупные издания, пишущие о тяжелой музыке ("Metal Hammer"), просто нас проигнорировали, а другие ("Rock Hard") откровенно издевались над нами. Несколько изданий поменьше ("Zillo", "Orkus", "Heavy oder Was") положительно оценили наш диск и даже сравнивали нас с группами 70-х годов, в частности, с Jethro Tull.

Почему вы всегда играли без "живых" барабанов? Трудно было найти музыканта, или запрограммированные ударные стали частью саунда?

Алекс: Поначалу компьютер спас нас, когда команду внезапно покинул тогдашний ударник. При сочинении музыки мы работали с компьютером, и у нас остались неплохие наброски барабанных партий. Нам пришлось использовать их на концертах, и неожиданно оказалось, что у электронных ударных есть свои преимущества. Во-первых, можно регулировать громкость на сцене. Во-вторых, репетировать или работать в студии становилось гораздо проще. Так что нет худа без добра. А барабанщика, опытного и по-настоящему увлеченного нашей музыкой, мы так и не нашли.

Что вы думаете о современных технологиях программирования ударных? Насколько далеко они ушли от техники прошлого десятилетия?

Ан.: Если говорить обобщенно, то'"живые" ударные всегда лучше "неживых". Хотя 8 современной электронной музыке звучание синтетических барабанов впечатляет. Но не всегда. Так например, компьютерные барабаны у Sisters Of Mercy не выдерживают никакой критики. Как было сказано ранее, для нас это была вынужденная мера.
Ф.: Я перестал программировать ударные инструменты после распада Dark Reality и не в курсе новых тенденций... У многих современных металлических групп барабаны звучат настолько естественно, что трудно с ходу определить, "живые" они или нет. Я сторонник обоих вариантов: мне нравится и виртуозная игра живого барабанщика, и творческий подход к программированию ударных.

У вас есть тексты и на английском, и на немецком языках. Как шел выбор языка, кто в группе отвечал за тексты?
Ан.: Тексты писали в основном мы с Филиппом. С немецким было сложнее, поскольку люди начинали более тщательно прислушиваться к смыслу песен. Простенькие или откровенно глупые тексты, спетые по-английски, не так бросаются в глаза. Почему вы (единственные в дум-метале, не считая Crematory) выбрали двуязычность?
Ф.: Мы хотели сделать мир немного добрее и терпимее (смеется)... Нет, плохая шутка. Когда я только начал сочинять тексты, я и не думал, что можно это делать на немецком. Наверное, не видел удачных примеров. Но потом кое-что на родном языке написал Андерс, нам понравилось, вслед за ним это попытался делать и я, но безуспешно. Поэтому я ос-1 тался "англоязычным" автором. Это не было осознанным решением.

ТЕКСТ ДОЛЖЕН СООТВЕТСТВОВАТЬ МУЗЫКАЛЬНОЙ АТМОСФЕРЕ, НО ПРИ ЭТОМ ЖИТЬ СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ

В одной онлайн-энциклопедии указано, что ваши песни посвящены темам страдания, боли и страха. Вы согласны с этим? Или вам ближе созерцательно-философские размышления?
Ф.: Энциклопедия не так уж и ошибается. Не сказал бы про грусть, но темы страдания и страха у нас были всегда. А если кто-то находит наши тексты глубокоиысленными и философскими, я очень рад. Мне важно, чтобы текст песни соответствовал музыкальной атмосфере, но при этом жил своей жизнью. Часто бывает, что песня либо оказывется слишком личной, неотделимой от автора, или просто банальной. На мой взгляд, откровенность — вещь лишняя, должна быть недосказан ность. В любом случае, содержание текста для меня не так важно, как его способность обогатить музыкальную составляющую композиции. Если бы мы захотели поведать слушателям о глобальном смысле той или иной песни, то нам пришлось бы писать целые трактаты. Как бы то ни было, наши диски именно поэтому и называются "Blute der Trauer" ("Ростки скорби") и "Oh wunder-barer Dunst durchdringe den Schmerz" ("О, удивительная мгла, поглоти эту боль"). Про печаль, боль и страх — всё верно подмечено.

Кто из участников Dark Reality так сильно увлекался философией?

Ф.: Думаю, что Андрее. Что касается меня, то, честно говоря, я больше предпочитаю детективы... рвется.)
А вообще в Интернете — дефицит информации о группе. Ни сайта, ни даже странички на myspace. Почему так получилось?
Ал.: Группа распалась еще до того, как начался бум развития Интернета. Не было коммерческого успеха, поэтому и фэнов, желавших продвигать Dark Reality и после распада, оказалось совсем немного. А крупные издания проигнорировали нашу группу. Даже сам факт прекращения нашей деятельности не получил широкого резонанса.

ПОСЛЕ РАСПАДА ГРУППЫ ПЕРЕДО МНОЙ ВСТАЛ ВОПРОС, ЧТО ВЫБРАТЬ - ДЖАЗ ИЛИ КЛАССИКУ

Oт кого в группе исходили классические" влияния?
Ан.: От меня — я давно играю на флейте. Даю частные уроки, а также выступаю на концертах церковной и камерной музыки. Правда, не профессионально,
Ф.: Мне всегда нравилась академическая музыка, и приход Андреса в группу подтолкнул меня к занятиям на классической гитаре. После распада группы передо мной встал вопрос: что выбрать — джаз или классику. Я предпочел джаз и сейчас очень этим доволен.
Кто из композиторов вдохновлял вас?
Ан.: Прежде всего га музыка, которую я исполнял, а основном — эпохи барокко. Телеманн, Фреско-бальди, Вивальди и другие.
Ф.: Вот я только что узнал от Андреса, кто на самом деле повлиял на мой стиль игры. Никогда бы не подумал! (Смеется.)
Также у вас сильно влияние фольклорной и средневековой музыки.

Ал.: До того, как я стал флейтистом и открыл для себя композиторов эпохи барокко, я увлекался средневековой музыкой и ирландским фольклором. Эта же музыка повлияла на огромное количество исполнителей 70-х, которые мы любим — Genesis, Gentle Giant, Magna Carta, Майк Олдфилд, и многие современные команды — Dead Can Dance, Clannad...
Каким образом вы сочиняли музыку?

Ф.: Чаще всего мы работали все вместе. Сначала Андрее приходил с готовым текстом и мелодией для флейты, к ним я сочинял гитарные партии (например, в "Am Ende des Weges" и "Sternennacht"). Иногда все происходило наоборот: я приносил готовую идею, а Андрее занимался аранжировками. Работа над текстами была тоже совместной. Немного сочинял и Мартин.
Часто ли вы играли "живьем"?
Ф.: В свое время мы регулярно выступали, но не сказать, чтобы очень часто. У нас не было ни собственного менеджера, ни концертного агента — все приходилось организовывать самостоятельно. Вспоминаю, как мы играли на дэт-металлических фестивалях в исправительных учреждениях для несовершеннолетних. А еще мы пару раз разогревали Morgoth, позднее также играли с Die Happy, Farmer Boys (с ними в качестве хедлайнеров на одном местном фестивале) и Subway To Sally. Еще до того, как те стали известными. Вот наши самые крупные концертные достижения.

"НА ЛЕЙБЛЕ РАБОТАЛ ВСЕГО ОДИН ЧЕЛОВЕК. ОН БЫЛ И ХОЗЯИНОМ, И ЕДИНСТВЕННЫМ СОТРУДНИКОМ"

Dark Reality сотрудничали с лейблом Witchhunt Records. Довольны ли вы были его работой?

Ф.: Это был лейбл из одного человека — он являлся его хозяином и единственным работником. О большом бюджете не было и речи, однако мы получали аванс на запись в студии. Работа лейбла заключалась в производстве и продаже дисков через торговую сеть SPV, а также рассылке промо-копий по изданиям. Помимо этого, шефу лейбла удалось организовать несколько выступлений Dark Reality в Швейцарии. На этом, пожалуй, всё. Хотя, отдадим должное, нареканий к работе лейбла у нас не было. Главное — никто не вмешивался в творчество! Какова дальнейшая судьба этой фирмы? Ф.: Был такой период 8 конце 90-х* когда многие небольшие лейблы были поглощены мейджорами.' Владелец Witchhunt Records был вынужден закрыть свою контору, и кому сейчас принадлежат права на наши альбомы, неизвестно.


Не собираетесь ли вы их переиздать?
Ан.: Не думаю, что это кому-то будет интересно. Сегодня так просто распространять музыку по Интернету. К тому же, композиции Dark Reality не были зарегистрированы в авторском обществе GEMA. Поэтому мы даже ничего не сможем возразить тем, кто выкладывает нашу музыку для скачивания в Интернет!
Мог бы контракт с крупным лейблом принести вам больший успех?
Ал.: Андрее пытался общаться с различными организациями, но никто из них не увидел в нас коммерческого потенциала. Конечно, повернись судьба иначе, перед нами открылись бы новые пути — мы смогли бы играть на крупных фестивалях, записываться в известных студиях, и, в конечном счете, это сказалось бы на качестве материала... Не сожалеете ли вы о распаде группы, и не досадно ли вам, что группу знает лишь горстка посвященных? Ал.: Команда распалась более десяти лет назад.

Кроме Филиппа, никто не занимается музыкой на профессиональной основе. Поэтому нынешний статус команды воспринимается нами как данность. Это не удивляет и не раздражает. Разумеется, нам очень приятно, когда кто-то тепло отзывается о музыке Dark Reality.
Не было ли у вас мыслей о воссоединении Dark Reality в классическом составе?
Ан.: Наверное, уже нет. Потому что каждый из нас занимается своим делом. К тому же мы все живем достаточно далеко друг от друга. С другой стороны... Я бы многое сейчас отдал за возможность сочинять вокальные мелодии и записывать диски вновь. Хотя, уверен, на это уйдет много времени и денег.
Ф.: Меня привлекает подобная мысль. Весьма...

МЫ ТАК И НЕ СТАЛИ НИ БОГАТЫМИ, НИ ЗНАМЕНИТЫМИ

Расскажите, чем вы занимались после распада Dark Reality. Филипп?
Ф.: Я пошел учиться играть джаз. Однажды я познакомился с певицей из Цюриха Мануэлой Хольцер, мы нашли басиста, барабанщика и собрали команду Realms Of Delight. Это не джаз, а скорее акустическая поп-музыка. Тяжелую музыку я тоже слушаю время от времени — ученики подкидывают мне различные новинки. (Смеется.) Поэтому, можно сказать, я в курсе того, что происходит на метал-сцене.
Есть ли у Realms Of Delight записи?

Ф.: В 2008 году у нас вышел диск "For You". На прошлой неделе мы записали несколько вещей для нового мини-альбома. На нём — более энергичный материал, но тоже в акустике.

Твоя основная работа тоже имеет отношение к музыке?
Ф.: Да, я даю частные гитарные уроки. Это очень интересное занятие — все ученики разные, как по возрасту (от детей до пенсионеров), так и по интересам. На жизнь вроде бы хватает, и остается время для своих проектов. Так что я — счастливый человек. ...Андрее?
Ан.: У меня была группа Impressions Of Winter, но ее больше не существует. Какое-то время мы были очень популярны на готической сцене, но мы так и не стали ни богатыми, ни знаменитыми. (Смеется.) Последний альбом "End Of A Summer" вышел в 2002 году, и продолжения точно не будет. У меня просто нет времени на этот проект. Признаться, я разочаровался в современной готической музыке.

Что стало с экс-участниками Impressions of Winter?
Ан.: У Тобиасз Франца своя фотостудия в Любеке. Джо П., возможно, еще создаст какой-нибудь собственный проект. Вокалистка Фелиция сейчас живет 'в Мангейме и работает в национальном театре, но, увы, всего лишь осветителем сцены. А Лайкха, наша первая певица, ушла из жизни два месяца назад. Она пребывала в сильной депрессии, и, в конце концов, покончила с собой. Ей было всего 32 года...
А чем ты сейчас зарабатываешь на жизнь?
Ан.: Я ученый-социолог, работаю в частном исследовательском институте. Помимо этого, преподаю социологию, научные методы и статистический анализ. Выступаю время от времени, иногда — в церкви, исполняю Баха и другую старинную музыку.
...Алекс и Мартин?
Ф.: Алекс работает в социальной сфере, и также занимается организацией различных фестивалей и мероприятий. Сейчас он если и играет музыку, то только в кругу Друзей.
Мартин работает врачом, но я заметил, будучи у него в гостях, что гитара у него всегда под рукой. Значит, есть надежда, что однажды...
Артём "Dreamcatcher" АРХИПОВ Журнал In Rock






Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комментировать
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Популярные Новости

Рейтинг@Mail.ru


Rambler's Top100